МИР МОЙ ДАЮ ВАМ

Откровение. Это глобальное откровение. 

Вижу мосты, которые должны были быть соединены, но почему-то их никто не соединял и даже не пытался. Они были будто сами по себе. Они нуждались в соединении друг с другом. Необходима была связующая часть, которая где-то потерялась. 

Я думаю, это то, что мы делаем здесь на Мантии. Если взять постороннего наблюдателя, который несильно осведомлён в конфессиональных тонкостях, то ему будет сложно определить, кто здесь — католики, православные или харизматы. 

Я думаю, что мы с вами ищем эту связующую часть. Есть, например, такой предмет, как сравнительное богословие, где берутся лучшие вещи из богословия, но это, все равно, не та работа. 

Пророческо-апостольская работа — это обьединить Тело во Христе Иисусе. Оно объединяется не посредством симпозиумов и разнообразных административных событий, где собираются главы конфессий и планируют какой-то съезд. Такое «единство» не соединит мосты, потому что мы видим Христа по-разному. 

Писание говорит, «пока все не придём в единство веры» — верить надо одинаково. Видение Божьего Сына совершенного. Вот тогда Тело Христа можно назвать зрелым. До этого времени нам нужно иметь откровение о Христе. 

Поэтому, если Бог доверил нам такую очень важную работу, чтобы нам можно было найти этот недостающий кусок моста, чтобы соединить мосты, — это очень серьезно. Это не придумано головой. Это откровение, которое пришло к нам. 

Я думаю, что здесь важна пророческо-апостольская работа — взаимодействие с духами пророческими. Но все это должно быть небесное, с неба должен прийти свет. От Него славное великолепие. Это с неба, не с земли. Это очень важно.

Надо вернуться к корням. Мы не можем отречься от истории Церкви. Это моя церковь кафолическая — вселенская. Я уверовал от Христа, по чину Мелхиседека, принял Господа не от православного священника, не от пятидесятнического епископа и не от католического священника, и даже не от Августина, который мне явился в облаке,  — от кого я тогда родился? Или я — «незаконнорожденный сын»? Куда меня присовокупить? Я пошёл искать церковь, будучи возрожденным, тронутым Духом Святым. Я не повторял молитву покаяния, не проходил ребцентры, я уже спасённый пошёл искать Церковь. Прошёлся по всем церквям, увидел одну церковь, где были дары Духа Святого, увидел любовь — и там остался. 

Сегодня кто я? Где я? — Я возвращаю это кафолическое Тело — то есть, вселенское Тело Христа. Вот поэтому и было показано это видение про мосты. Это очень серьезная тема. Она — очень твёрдая пища. Поэтому я отношу себя к большому Телу Христа, вселенской Церкви. 

Господь меня спас на улице. Да, меня рукоположили священники, наши славные братья, но мы сегодня восходим в единство Тела Христа. Я хочу «душу и Бога», — как сказал Августин. Хочу, действительно, постичь эту истину, хочу изучать, хочу вникать, хочу быть частью спасения, реального Христа, — «доколе не придём в единство веры и в меру полного возраста Христова», пока мы не достигнем познания Христа. Вот это единство будет — когда мы познаем все Его одинаково, но не то, что одинакового, но истинного. Может быть, это будут разные грани, многогранное познание, с той и другой стороны грань будет сиять разными цветами, но это будет Один реальный Христос, а не Которого мы себе придумали. 

Действительно, мосты соединяются, что-то происходит. И мы должны идти в этом. 

Я рассказывал вам об одном из пророков, что он с детства видел Ангелов. Недавно я был во Франции и написал ему, что я там, но, к сожалению, он не смог встретиться. Но наши отношения очень тёплые. Мы были на его конференции, он был на нашей. И хочется в этом быть, потому что это — пророческое, небесное. Это другая «братия», это другой союз, это другая деноминация. Это есть мосты, я думаю. 

Поэтому я не отмежёвываюсь от католиков и от православных, я не отмежёвываюсь от этих традиций. 

О чем бы я хотел поделиться — что Господь сказал: «Мир Мой оставляю вам». Иисус это сказал. Это не просто какая-то идея, это не просто слова. Он оставил «мир». Это нечто сродни субстанции, это больше, чем просто идея.  

Он говорит, что оставляет нам Свой мир. Оставляет. Это не просто понятие, не философия. 

«Мир оставляю вам. Мой мир даю вам». Сейчас как никогда в это мире нужно вооружиться этим боевым искусством — сохранить это мир Божий, высокий дух свободного человека. Это очень важно. 

Мне, по милости Божьей, доводилось посещать разные места в мире и немного раздвигать диапазон понимания — как люди думают, как люди видят мир. Это очень важно, я считаю это одним из достижений. Но больше этого я чту свободомыслие в Духе Святом. Потому что все рано это ограниченное, есть страны, которые портятся. 

И мы с вами должны иметь ум Христов — а это свободолюбивый ум, это мышление, ментальность свободного человека. Свободного! И мы — свободны! Писание говорит: «Стойте в свободе, которую даровал вам Иисус Христос! Не подвергайтесь игу рабства». Он говорит, «не бойтесь никого». Он «даёт не так, как мир даёт» — то есть, тот мир, который мир даёт, — не так! «Да не смущается сердце ваше и да не устрашается». Вот это труднее всего — сохранить сердце, которое не смущается. 

Держите свободолюбивый дух! Дух Святой — в свободе. Где Дух Святой — там свобода! И здесь, в Церкви, должен быть всегда дух свободы. И служители, которые будут после нас и после меня — должны всегда держать свободу, держать непоколебимый дух, раскрывать эту свободу, держать в народе излияние этой свободы. Чтобы дух наш был свободный и царский, чтобы Иисус нас признал Своими. Будем держаться Евангелия Царства в свободе Христовой!

Поделиться в соцсетях