СУДЬБЫ ЕГО ДИВНЫ И НЕПОСТИЖИМЫ

Недавно мы рассуждали о том, как работают угли. Мы пережили сильное посещение на молитвенном собрании. Народ Божий двигался в танце. Мы были близки к исступлению. Исступление бывает разного вида. Есть опыт, когда ты контролируешь тело, а есть тот, когда ты не можешь контролировать его. Эта молитва была огненной. Мы пережили, что значит — быть углями. До утра Божий огонь полыхал в нас. 

Есть разные типы дров и разные уровни накала. Есть дрова хвойные, березовые, дубовые. Есть дрова, которые просто дымят, есть те, которые полыхают и быстро сгорают, а есть те, которые держат жар. Угли держат жар дольше, они раскаляются. 

Но у Бога небесный огонь на жертвеннике состоит не из дров. Там не топят дровами, там нет мертвых деревьев. Там нет каменного угля, там топится драгоценными камнями. Ангел брал угли с жертвенника клещами, настолько он был раскалён.

Таким углём были прижжены уста пророка. Что же это за уголь? Ангел спокойно возьмёт огонь, и на опалится, потому что он сам — дух. Но эти угли нужно было брать клещами. 

Это драгоценные кани. Иногда это человек, который стал существом. Он настолько раскалён, что им прижигают пророков. Встретившись с этим человеком, ты сам становишься пророком, на тебя приходит пророческая мантия, если ты принимаешь. 

Когда я вернулся из исступления, я чувствовал, что я полыхающий камень, драгоценный камень. 

Уголь может держать жар ночь, но камень может держать годами и веками.  Люди, прожившие свою жизнь, ставши камнями в жертвеннике Бога (вы знаете, что души мучеников лежат под жертвенником, на небесах), — кладутся в основание Царства: «Вот, Я положу камни твои на рубине и сделаю основание твое из сапфиров…» (Исаии 54:11).

Живые камни. Это не просто рубин и сапфир. Такой человек может гореть тысячелетиями. Такими являлись Авраам, Моисей, Давид. Такие люди — в облаке свидетелей. Я тоже почувствовал себя камнем, который может гореть очень долго. 

Камень — это не дрова. Господь не топит тем, от чего идёт дым. Господь топит тем, от чего идёт жар, который плавит все. От Божьих камней нет дыма. 

Такие ночи молитвы должны быть у вас. Если вы оставили молитву, — покайтесь! Пик Духа, который мы там переживаем, — нет ни на одном собрании. Никакая запись тебе не передаст этого. Ты или был там, или посмотрел документальное кино. Это большая разница. Ты можешь начитаться книжек, а можешь быть в огне. 

В первой главе Иезекииля описывается то, что вечно, что не меняется: Бог никогда не сидит на земле, основание Его Престола — на херувимах. Бог Сидящий на херувимах. Пророки знали это. 

Откровение. Вчера я только транслировал это, а сегодня получил это от другого человека: «Вижу пылающий огонь, в котором тоже огонь, как уголь. Вышел из этого огня образ, который был раскалён, как уголь и пошел искать Человека Божьего. А Человек Божий тоже пошел искать, и произошло соединение. И стал Человек Божий молнией. Слово из уст Человека Божьего было огнём, который зажигал новый огонь или разжигал потухшее». Так происходит сильный огонь пламенеющий. 

Человек, который видел это откровение, подтвердил сказанное в послании к Евреям: «Об Ангелах сказано: «Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь» (Евреям 1:7). Так творится огонь Божий. Так рождается огонь Божий — из углей, из существ, которые превращаются в живые драгоценные камни, подобные сапфиру, рубину, изумруду, алмазу, — которые полыхают тысячелетиями и не теряют силы. Разве Бог не может сделать солнце, которое горит тысячи лет и не гаснет? Разве человек не больше солнца?! Солнце однажды померкнет, померкнут звезды. Но Человек Божий пребывает вовек. Это и есть огонь жизни, дыхание Его. Так творится Божий огонь — служителями, достигшими Ангельского хождения. Это все — откровение. 

Некоторые читают Иезекииля и не понимают, что это говорится о Самом Боге! Пророк только увидел, как через мутное стекло, как образ. Моисей мог увидеть славу только со спины. 

Бог Живой! Он есть Жизнь! И творится огонь, потому что Сам Бог есть Огонь поядающий, пожирающий огонь — от Него не остаётся углей: не остаётся даже атома после поедания Божьим Огнём! Там нет отходов, нет золы. Если Бог съедает, значит, от нечестивого не останется и памяти. Вот, почему, о существовании некоторых цивилизаций мы узнаем только спустя тысячелетия — инки, египтяне — потому что Бог забрал память о них. Все это уходит, потому что Бог пожирает, и ничего не останется из того, что Бог пожрет. Так действует Божий Огонь. 

Это откровение и познание. Душевный этого не понимает, потому что идёт в своё место. Для него это безумие. А для духовного — это пища жизни.

Сегодня мы находимся в разных группах и встречаемся на площадке Интернета. Однажды люди поймали эти «волны», положили сетку и научились в ней двигаться. Мы зашли туда и тоже используем её, чтобы общаться. 

Время меняет свой ход, и некоторые христиане настолько наивны, что продолжают ждать, когда снова начнут собираться стадионы и полные здания людей. Но это ускользает. И мне жалко этих людей, потому что они продолжают быть уже выцветшими обветшалыми стариками, которые хрипят своими беззубыми ртами, потрясают своими клюшками о пробуждении, которое никогда уже не вернётся в прежнем виде. Оно ветхое, оно не нужное. 

Сегодня олимпиады, величайшие концерты дают в онлайн. Мир поменялся. Публичность, к которой Тело Христа стремилось многие годы, «концертный вариант» не даёт глубины. Люди, которые публично ходят в церковь, не являясь ее частью, садятся в большом зале, обадривают пастора, — это вообще не христианство. Есть и покруче варианты — например, футбольный матч. Кто может сравниться по энергетике с ним? Какая-то скучная проповедь — точно не сравнится. Поэтому публичность, хвастовство количеством людей, которых ты набрал, — совершенно не имеет отношения к христианству. Амфитеатры и Колизей- это греческая тема. 

Новое время даёт новые стратегии для нового вина и новых мехов. Эта воинственная Невеста, которая должна перейти в огонь Божий! 

В Афганистане я оставил свой перстень судьбы — это был огромный перстень с изображением Александра Македонского. Я не смог забрать его с собой, потому что на границе эту покупку сочли народным достоянием, я оставил его там как разлом. Мы «прорезали», как крестом, своим путешествием всю страну. И те события, которые происходят сейчас, я соединяю с этим посещением. 

И мы так и понимаем! По-другому — никак! Когда Ангел дал мне свиток и сказал: «Вот это говори с Герата!» То мы так и провозглашали. Разные послания посылались — что и в каком городе нужно говорить. Зачем? — Чтобы Слово не вернулось прежним. Поэтому вот так меняются народы и вот так меняются страны. 

Это и есть пророческое служение! Не подбадривать и обадривать какую-то душу, что у неё все будет хорошо. Настоящие пророческие люди двигаются не так. Огонь Божий — это другое. Это не то, что я должен быть приятным человеком или ты должен чувствовать мурашки, когда встречаешься со мной. 

Сегодня восстало поколение хилых духом людей. Но Божий огонь все пожирает. Что такое пожирающий Бог? — Ему до всего есть дело! Ад сожрется, смерть сожрется, небеса скрутятся и воспламенятся — сожрутся. Все сожрет Он.

Потому и нам до всего есть дело. Вы ещё выбираете, кому проповедовать? Уходите из этого комфорта и подделок! Мы видим, что пришло поколение «прозрачных» людей, которые не знают, что такое риск. Скоро тебе ничего не нужно будет — только кресло и виртуальные очки… 

Живите жизнь! Не в иллюзиях, не в фантазиях, не в Интернете проводите своё время! Молитесь, а не думайте! 

Депрессия — болезнь, которой болеет каждый второй. Сегодня молодёжь принимает таблетки от депрессии, назначенные врачами! Что это? 

Сегодня время пророческого служения. Кто будет молиться правильно? Вы молитесь, но не знаете, как молиться, — поэтому у вас такие скучные молитвенные собрания.

Его пути непостижимы. Если человек свяжется с Ним, чтобы пойти путём Божьим, во-первых, знай, что этот путь ни на что не похож, ни на какого человека, он неповторим. Если ты не думаешь с Богом, не ходишь в Духе, ты не первопроходец. Любой человек, который начинает ходить с Богом сам, он на сто процентов неповторимый и уникальный, он не чья-то копия, он — оригинал. 

Я знаю то, о чем говорю. У меня нет человека на земле, под которого бы я подстраивал свой голос, одежду и внешность. Мне это не надо. Я сотворён оригиналом! Я не люблю быть вторым номером. Я хочу быть смиренным слугой, но первым, лучшим слугой, я хочу быть рабом, но лучшим рабом, я хочу стоять на коленях, но лучшей молитвой молиться. Склоняй колени и поднимай руки — как птицы, которые поджимают лапки и распахивают крылья, чтобы их аэродинамика была лучше!

«Приклоните ухо, и послушайте моего голоса; будьте внимательны, и выслушайте речь мою. Всегда ли земледелец пашет для посева, бороздит и боронит землю свою? Нет; когда уровняет поверхность ее, он сеет чернуху, или рассыпает тмин, или разбрасывает пшеницу рядами, и ячмень в определенном месте, и полбу рядом с ним. И такому порядку учит его Бог его; Он наставляет его. Ибо не молотят чернухи катком зубчатым, и колес молотильных не катают по тмину; но палкою выколачивают чернуху, и тмин — палкою. Зерновой хлеб вымолачивают, но не разбивают его; и водят по нему молотильные колеса с конями их, но не растирают его. И это происходит от Господа Саваофа: дивны судьбы Его, велика премудрость Его!» (Исаии 28:23-29)

Человек Божий, который идёт с Ним, всегда будет уникален. Его судьба не будет повторять другую судьбу. Вот, почему, я ненавижу религиозную систему!  Вот, почему, я не хочу подражать системе. Я хочу прожить дивную судьбу. И она у меня такая. 

Иисус был камнем преткновения для обоих домов Израиля. Иуда и Израиль сломались о Камень преткновения. Все преткнулись,  и все распяли Его. Ученики, соблазнившись, разбежались, потому что они думали, что Он Царь и по плоти. Но когда они услышали удары и стоны, поняли, что ничего не знают. «Все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь!», — сказал Иисус. В какую ночь? — В ночь души человеческой — когда Иисус не стал Себя защищать. 

А ты не все ещё «съел» соблазны? Может, пора уже следовать за Христом? Может, пора ходить с Ним, а не соблазняться и не претыкаться об кого-то?! 

«Дары и призвание Божье непреложны»!  Бог дал дар, не человеку разрушить это. Ни один человек не разрушит, потому что Бог дал дар и призвание.

«О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать? Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь» (Римлянам 11:33-36). 

Кто дал Ему вперёд, чтобы Он воздал? Все, что у тебя есть, это дал Бог! Все от Него, Им и к Нему! 

Исаия говорит: «дивны судьбы Его», а Павел: «непостижимы судьбы Его». Что за судьбы? — Его людей! Когда судьба человека становится Его судьбой. Он говорит: «Господь часть моя!» Когда Патрика предал его друг, то Патрик услышал голос Божий, который сказал ему: «… он огорчил Нас с тобой». Бог назвал Патрика Своей частью. 

Иисус говорит: «вы боги» — «слушающие и исполняющие». «Боги» — только те, кто ходит с Ним, полностью погруженный в Него. Не все боги — но кто слушает и исполняет Слово. 

Вечеря принадлежит тем, кто размышляет о Теле Господнем и умеет рассуждать, иначе он навлекает на себя осуждение. 

Бог не пустит — никуда не зайдёшь. 

Поэтому я ищу «своих». Мы на занимаемся переделкой. Мы не можем заменить «неудавшуюся» руку через учение. Секта «делает» людей через учение, а Божье Тело — избирает, находит призванных, избранных и призывает их. Иисус «пришёл к Своим». Это то, что мы делаем. 

Перестаньте «носиться». Остановитесь и познайте, что Он есть Бог. Мы всем даём пить, мы приглашаем на пир, но стоят у Ворот те, кто знает, кто избранный. Найдите своих! 

Когда человек погружён в Бога, связан с Ним, его судьба дивна и непостижима. Я не могу истолковать свою судьбу. 

Посмотрите на Моисея. Что за судьба? Сначала отправили к крокодилам, запустили в корзинке в реку. Крокодилы и бегемоты ничего не могли сделать с этим «сладким пирожком», такая защита Ангелов была! Потом во дворце фараона — он принц Египта, у него роскошь и богатство. Потом резко — беглец, женился на Мадианитянке. А потом — ему предстоит вывести всех «пожизненных» на свободу. И всего три слова для Моисея от Бога: «Я буду с тобой!» И все? — Да, все. 

Моисей пошёл, вывел народ через Чермное море, но сам не вошёл в землю обетованную — в гневе ударил по скале. Моисей ушёл на гору, и остался там, даже похорон не было. Затем — через века — Моисей явился на горе Преображения. 

Скажите, кто такой Моисей? Это уже не человек. Это существо. О чем говорит Христос, что мы можем стать существами, а не человеками: «И будете, как Ангелы на небесах, которые ни женятся, ни замуж не выходят», — им не надо человекоподобных рождать. 

Где мы живем сегодня? Молимся за свои нужды… Знаем ли мы Бога вообще? Встречались ли с Ним когда-нибудь? 

Если бы сейчас к нам в собрание пришёл Моисей — не выгнали бы его? Он сидел бы и строго смотрел на плотского пастыря. Или Неемия, который рвал бороды. Или Давид… Понёс бы ты такое? Не справился бы с ними. 

Его судьбы дивны. Это не даёт нам права грешить. И нет вопроса: «Почему?» Давид сказал, что задавал такие вопросы, пока не зашёл во святилище и не уразумел конца нечестивых, ибо на скользких путях Бог поставил их. Иоанн также страдал, но увидел, что будет. Ответ получил, «почему». 

Но не все получат ответ на земле. Перестаньте этим заниматься, лучше следуйте достойно. Путь свой нужно пройти достойно. Хочется однажды возлечь, как Иаков, который положил свои ноги на кровать и спокойно и тихо ушёл в своё место. Он знал, что он там всегда был и будет. Дал сынам пророчество и пошёл туда, где всегда был. Это не было что-то новое для него, он просто хранил завет. Он всегда был в завете. 

Если Господь даст нам милость испить чашу своих, а также милость и Его страданий — значит, вы избранный. Избранный страдает больше. Бросьте, что вы должны жить, как «у Христа за пазухой». Своих «любимчиков» Он бьет и строго держит с Собой. Я не понимаю христианство, которое не страдает. Венец славы начинается с тернового куста. Внутри золотого венца, которые лепится по образцу тернового, — тернии. 

Христос прежде, чем получил корону от Отца, сначала прошёл через терновый венец. Терновник должен лечь на нас. Сейчас в это время на земле я хочу быть в терновнике. Я избираю не славу, я хочу быть в терновой короне. Это самая прекрасная корона на земле для небесного взгляда — она в тернах. Но этого нужно ещё удостоиться.  

Божии пути с углями дивные. Наши христианские рамки настолько узкие, что там можно задохнуться. Мы не можем принять дар человека. Вот, почему у нас нет Апостолов. Мы должны научиться принимать великанов и рождать их. 

Человек, который связался с Богом, не должен соблазняться, что его пути ни на что не похожи. Я двигаюсь на крыльях херувима — появляюсь там, где не исчезал. Это дивно. 

Находясь в Доме, а Дом Его — мы, мы являемся необычными и сверхъестественными людьми с дивными и непостижимыми судьбами.

Поделиться в соцсетях