Голос из облачного столпа (Проказа Мариами)

Мы не можем быть равнодушными к несправедливо обиженным. Иисус Христос является заступником. У вас были в жизни ситуации, когда вы заступались или заступались за вас. Имя Христа – Заступник. Как приятно, когда тебя защищают! Когда в церкви никто никого не защищает, это плохо. Я думаю, что пастыря должны быть заступниками. Мы должны быть заступниками друг друга. Не в несправедливом, но в Божьем.

Мы должны заступаться за несправедливо обиженных. Вот этот дух мы должны принять нас себя. Просите Господа, чтобы Он сделал вас защитниками. Легче всего отмолчаться, ты отвернулся и ушел в сторону, потому что тебя это не касается. Это как бы не твое, ты здесь ни при чем. И многие верующие так ведут себя, к сожалению. Творится беззаконие – а они молчат.

Я видел, как люди отворачиваются, когда в жизнь других верующих приходят проблемы – некоторые отворачиваются, некоторые злорадствуют, некоторые говорят, что это суды Божьи. Помните, как говорили на Христа: «Видимо, гнев Божий пал на Него!» Так же говорили на Иова: «Ты, наверное, согрешил, раз так жестоко страдаешь!» Господь возмутился, Он вступился. 

Поэтому это измерение заступничества должно быть на наших церквях.

Что такое ходатайство? – Природа и основание ходатайства – это заступничество. Ходатай – это заступник. Он заступает, он просит о милости. Он становится с «кадилом» между гневом Божьим и человеками, как Аарон. Это и есть этот дух.

Я хочу, чтобы на наших братьях и сестрах был этот дух, я хочу его усилить. Чтобы мы «кидались» в защиту несправедливо угнетенных. В церкви не должно быть так, что стоит человеку ошибиться, –  он попадает под осуждение. Человек бывает отверженный, и его отвергает сообщество, потому что не хочет попасть под такое же осуждение. Сегодня всем сердцем я желаю вам – принять помазание заступника. Когда вся церковь – заступники, то ее не победить и не сломить. Это очень мощно. Поэтому, если вы обижаете, – измените этот дух на заступника.

Откровение. С братьями и сестрами идем с человеком Божьим. Впереди видно, как надвигается тьма. Человек Божий идет навстречу. Некоторых шокировало, и они стали убегать назад, потому что тьма была устрашающая. Это было как какое-то животное – очень мерзкое и неприятное. Тьма как животное. Те, кто убегал, не видели того, что происходит впереди. Но те, кто шел недалеко или рядом с Божьим человеком, видели, что впереди был столп огненный, который показывал путь. Войдя в эту тьму, этот столб прорезал тьму насквозь, и тьма шевелилась, издавая пронзительные и неприятные звук. Человек Божий достал шофар и стал трубить, также некоторые братья и сестры, почему-то не у всех был шофар. Необходимо было очень сильно бодрствовать и трезвиться, проходя, не потеряв из вида этот столп огненный.

Я думаю, что сегодня в мире происходит эта тьма – мерзкая надвигающаяся тьма. Я думаю, во многих странах идут переломы. Многие вещи в Европе, в Азии – во многих местах вы переживаете специфические ситуации, которые с вами происходят. Можно сказать, что это тьма, как животное, как зверь. И этот огненный столп прорезает эту тьму, и нам нужно не отставать от него.

Однажды я пережил встречу со столпом. У меня было место, куда я уезжал молиться и поститься. Три раза в ночь я прерывал сон, чтобы уходить молиться. Я просыпался, уходил на сопку, молился на дикой горе, потом спускался вниз, немного спал, потом вставал в три часа ночи, снова шел туда, идти было не близко, минут пятнадцать-двадцать, потом снова возвращался, и снова в пять часов утра шел туда. Однажды, когда я в очередной раз поднялся на сопку и молился там, то увидел столп огненный.

Я стоял на коленях, изливал свои нужды, ради которых приехал в это место, и вдруг среди темноты я увидел столп огненный. Он был, может быть, около трех метров высотой. Я не боялся ни темноты, ничего. Но вот этот страх, который я пережил, не мог преодолеть. Это очень страшно. Я контролировал себя – сделал внутреннюю оглядку, быстро помолился, отдал свои молитвы, которые принес, и пошел обратно спускаться с горы. Но вдруг подумал: «А какой смысл моего приезда сюда, если это Бог послал Ангела Своего, а я ухожу?» Это было не видение, я видел все открытыми глазами. Это было явление. Когда Ангел пришел к Захарии, когда он стал немым, это не было видение, это было явление. И кода Гавриил пришел к Марии, это не было видение, это было явление. И когда Ангелы служили Иисусу в пустыне, это не было видение, это было явление.

Со мной было так же – это было явление. Я открытыми глазами видел его, он никуда не уходил и стоял на одном месте. И я решил вернуться, я не мог уйти. Какой смысл был уходить от лица Господа? Хотя Бог не судит. Мы знаем, как жена Маноя и другие люди – боялись, это нормально, Бог с этим считается. Но я нашел в себе силы вернуться на эту горы, и столп стоял там. Я подошел чуть поближе, может быть, на пару метров. Снова встал на колени, это было страшно. Не знаю, понимаете ли вы это или нет, но одно дело, когда есть мистический страх, но когда смертоносный Бог в огне, это страх другого уровня. Это страх другого порядка. Это самое страшное, что может быть. Потому что древние знали, что невозможно – увидеть Бога и остаться живым. Они знали это. Я понимаю, почему. Это портал в вечность. А вечность – это смерть, все.

Я стал молиться, нашел в себе силы молиться, молиться, молиться. Но чувствовал, что не нахожу в себе силы – освободиться до конца. Все время нужно было поглядывать. Столп не исчез, он продолжал стоять там. Я ушел.

Сегодня я хотел бы порассуждать с вами о столпе. Несколько вещей, которые сегодня были открыты для служения. Я верю, что пророки пели свои пророчества. Братья и сестры, пойте! Пойте больше, пойте много. Входите в Божественный экстаз пения. Пойте! Мариам, когда они победили, стала бряцать, танцевать и петь песнь. Она была пророчицей.

Давид был сладким певцом Израиля – он пел, все псалмы, которые он нам оставил, которые являются Божьим Словом, он пропевал. Давид был пророк, потому что он оставил Божье Слово. В некоторых местах он даже пророчествует о Христе, на уровне с Исаией. Мы не называем Давида пророком, но это был абсолютный пророк. Он пропевал свои псалмы при захождении солнца, ночью, утром – у Давида сутки были поклонения постоянно. Он не жил по графику. Вы, люди, которые боитесь не выспаться, вас уже не разбудить ночью – Давид был не такой! Давид вставал ночью и славословил, Давид поднимал руки к святилищу, Давид вставал при ранней заре. Это был пророк. Пророк не может жить, чтобы не слышать Божий голос. Господь говорит по ночам. Потому что нет ночи.

Моисей. Недаром на небесах будет песнь Моисея. Значит, Моисей пел, подумайте над этим! Пророки пели.

Анна пророчествовала и пела. Девора пела! Это была песнь Деворы! Подумайте, как женщины Божьи пели, пропевали. Они танцевали. Мариамь танцевала, когда пела свою песнь.

Апостол Павел пел! Если бы это было не так, то он не написал бы, чтобы народ Божий наполнялся «духовными песнопениями», а не «упивался вином», исполняясь Духом, воспевая в сердцах Господу псалмы, песнопения». Павел учил об этом, и сам пел. Он не мог бы не петь и при этом учить о пении.

Иисус пел! Иисус пел! Написано: «Воспевши, пошли на гору Елеонскую!» Я думаю, что Иисус не просто что-то говорил, когда Апостолы «горланили». Иисус конкретно пел.

Засушенные дрова должны зацвести. Особенно в церквях, где нет музыкального служения, нет поклонения, это жестко, очень тяжело. Я понимаю, что не у всех есть музыкальные дары, но вам не обязательно нужно быть профессионалами. «Распустите» свою душу, «просочите» ее, чтобы она у вас была сочной, напитайте ее соками Лозы, чтобы она не могла без пения, чтобы она упивалась пением, пропитайте ее соками земли Божьей, чтобы она стала насытилась и стала плакать слезами и течь соком и смолой. Пусть они выдают – ваши лозы – эти песни!

На небесах будет пение повсюду. Ангелы поют! Они поют невероятно. Я слышал свидетельства людей, которые слышали, как поют Ангелы. У меня были переживания, когда я слышал, но люди, которые увлечены этим, говорят, что это просто невозможно передать. Это откровение о красоте, которое невозможно передать словами. Первое Евангелие в благовестии было в пении. Ангелы благовествовали, поя. Разверзлось небо, и Ангелы пели благовестие пастухам. Интересно было бы послушать мелодию, что это был за стиль исполнения! Я думаю, возможно, каждый бы услышал то, на что сам горазд.

Неважно, на святой ли гитаре ты играешь, или на проклятом бубне, или на святой гармонике. Не думаю, что есть святые или грязные инструменты. Поэтому пойте! Пойте! Упивайтесь этим вином! Пение Господу! Пастыря, раздвиньте ваши церкви, чтобы вы много пели. Внесите в свое служение много пения, потому что вы сухие, если вы не поете.

Песни важно петь правильные – чтобы их можно было хором петь. А не просто слушать звезду. Звезды специально витеевато поют, чтобы за ними никто не повторил. Поэтому приведите свои церкви в пение Духом, чтобы наслаждаться.

Хочу поделиться Словом, когда Мариам с Аароном поднялись на Моисея. Почему-то пришло мне в сердце именно этим Словом поделиться. Но не стой перспективы, как суды вышли на Мариам и Аарона, а именно с перспективы того, как Господь это сделал. Это очень интересно.

«И упрекали Мариам и Аарон Моисея за жену Ефиоплянку, которую он взял, — ибо он взял за себя Ефиоплянку, — и сказали: «Одному ли Моисею говорил Господь? Не говорил ли Он и нам?» И услышал сие Господь. Моисей же был человек кротчайший из всех людей на земле. И сказал Господь внезапно Моисею и Аарону и Мариами: «Выйдите вы трое к скинии собрания». И вышли все трое. И сошёл Господь в облачном столпе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба. И сказал: «Слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем, — он верен во всём доме Моём: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея?»

И воспламенился гнев Господа на них, и Он отошёл. И облако отошло от скинии, и вот, Мариам покрылась проказою, как снегом. Аарон взглянул на Мариам, и вот, она в проказе. И сказал Аарон Моисею: «Господин мой! не поставь нам в грех, что мы поступили глупо и согрешили; не попусти, чтоб она была как мёртворождённый младенец, у которого, когда он выходит из чрева матери своей, истлела уже половина тела». 

И возопил Моисей к Господу, говоря: «Боже, исцели её!» И сказал Господь Моисею: «Если бы отец её плюнул ей в лицо, то не должна ли была бы она стыдиться семь дней? Итак, пусть будет она в заключении семь дней вне стана, а после опять возвратится». И пробыла Мариам в заключении вне стана семь дней, и народ не отправлялся в путь, доколе не возвратилась Мариам (Числа, 12).

Мариам и Аарон упрекали Моисея за жену Ефиоплянку. Мы знаем, что он взял жену сначала Мадианитянку. Это сложная история. Но так произошло, что Моисей взял Ефиоплянку. Интересно, что злословили они не за нее, а обвинение было другое – «Не со всеми ли говорит Бог?» Именно они не говорили, что по закону он нарушил, но что Моисей не один, но они уравнены с ним, и они начинали злословить не за буквальное действие, но за «несправедливость». И говорили: «Одному ли Моисею говорил Господь? Не говорил ли Он и нам?» Они забыли, что через Моисея или под мантией Моисея.

«И услышал сие Господь». Господь услышал! Проговорите это свою жизнь. Это опасные вещи. Потому что Господь слышит, что мы говорим и что мы говорим о помазанниках в том числе. Что мы высвобождаем через свои уста, о чем мы рассуждаем, или сплетничаем, или говорим со своими дальними и близкими. Есть вещи, которых даже касаться нельзя, нежелательно, потому что это неполезно.

Хочу сказать, что Господь не все слышит. Простите. Но он не слышит то, что не хочет! Господь не слышит многие молитвы, потому что они пустые – жалобы, ропот, неправильные обвинения и т.д. Но здесь Господь услышал, обратил Свое внимание.

Моисей был кратчайший человек на земле. Мне сложно до конца вместить все. Но он был одновременно кротчайший и одновременно мужественнейший человек. Он стоял перед фараоном под страхом смерти и провозглашал суды. Его трудно назвать кротким. Скорее всего, его модно назвать мощнейшим героем, мужественным. Но одновременно он был кротчайшим. Он стоял перед фараоном, потому что исполнял Слово. Ему были свойственны страх или гнев, однако он был кратчайший из всех людей на земле.

Если бы поставить здесь Моисея, я представляю его, как в мраморе у Микеланджело – ему на вид лет сто двадцать, и он юный и сильный. Это красота старости, где не смерть превалирует, а жизнь в человеке. Это потрясающе.

Сегодня люди стесняются старости, потому что развит культ молодости. Культивация юности – это, на самом деле, ересь, потому что в каждом времени года есть своя красота. Иногда ты наслаждаешься прохладой, ты идешь, а тебя обдувает осенний холодный ветер, тебе очень приятно, потому что тебе хочется быть в прохладе дня. Адам любил гулять в прохладе дня – в прохладе, а не в жаре. Прохлада – это прекрасное время зрелости человеческой жизни. И когда уже человек не так сильно борется со страстями, бушующими в его плоти, он может спокойно мыслить – идти не за своей генетикой, но за своим разумом.

Как вы себе видите «кратчайшего человека на земле»? Например, у Франциска скромность считалась одной из добродетелей, также послушание и бедность. А Моисей – кратчайший человек из всех на земле. Возьмите мать, которая всю себя отдала на воспитание детям, ей не до грехов. Или же человек, которого «поломали»… Нет, конечно, они не сравнятся, Моисей никем поломан не был, кроме Господа.  Господь его «разломил» в нескольких местах. Это потрясающий образ – как это «кратчайший на земле»?

Это невероятно, когда он явился Христу на горе преображения, он делился о своем исходе. Он остался таким же. Подумайте над этим! Господь вступился за него! Ему не надо было сражаться. Он не оправдывался. Вообще ничего не сказал Моисей им. Вы не найдете ни одного слова Моисея на эту ситуацию.

Время, когда такие атаки выходят, – это времена, когда нужно дать место Богу. Моисей отошел в сторону и молчал. Он просто наблюдал. И начались движения. Знаете, как младенец, который не может сам за себя постоять, но у него есть мама и папа, который кидаются на врагов. Есть глупые люди, которые, допустим, в присутствии отца злословят сына. Твой человек сам подписывает себе приговор. Господь вот так возревновал о Моисее. И Он бросился защищать его.

Написано: «И  сказал Господь внезапно…». Хочу дать пророческое Слово, которое чувствую. Наступает время проказы служителей. Я хочу ровно сказать это с любовью. Наступает время, когда проказа будет падать на служителей. Это не угроза, это истина. Это для тех, кто злословит Божье движение, Божьих помазанников, которых Бог избирает, для тех, кто начинает концентрироваться на их ошибках. Видите, как они – прямо не злословили. Представьте, что сказали Аарон и Мариам: «Со всеми говорит Бог!» Представляете, какие лукавые лгунишки! Ты уже прямо тогда скажи! Но прямо они не могут. У них косвенное идет, он ловят помазанника на ошибках и утверждают себя на основании этого. Они продвигают себя, что с ними тоже Бог говорит. Это смешно, потому что для пророков это очевидно, что это не так.

И Бог покажет знамение. Это уже идет, и они будут падать, причем публично. А те, кто падали и были осуждены ими, над ними будет подниматься заря, они будут восставать. Те кратчайшие, которые дают место Богу, будут восходить.

Господь вызвал всех троих. Он будет всех вызывать на передовую. Внезапно. Понаблюдайте. Сейчас Господь делает внезапно. Многие вещи, особенно касающиеся святой церкви, будут выходить внезапно. Не только падение, но и восхождение. Внезапно Господь будет показывать разницу. Не надо было долго ждать. Внезапно Господь сказал Моисею, Аарону, Мариами. Запомните это Слово. Внезапно, мгновенно, молниеносно. То было мгновенное заступничество. Он позвал их всех для чего? Чтобы обозначить, отделить и показать Свой выбор.

Облако вело Израиль днем, и также столп огненный ночью. Было бы страшно, если бы огненное облако было ночью для Израиля в пустыне. Это невозможно представить. Но облако, которое покрывало Израиль, могло давать спасение от жары и т.д. Но здесь сказано «облачный столп». Может быть, некоторые из вас никогда не слышали, вы думали, что есть огненный столп, и есть облако. Но это был облачный столп. Облачный столп – это непросто невидимый туман в колбе. Вариант, как облако может стоять столпом – это галгал. Единственный вариант, как может облако стоять столпом – это только торнадо, это галгал!

Ныне также Господь может прийти – в облачном столпе. Меня это очень сильно пронзает и притягивает пророческое внимание – об изменении понимания Божьего присутствия. Облако вело их днем, ночью – столп огненный. А это был облачный столп, который пришел и встал у входа в скинию днем и стоял. Это не была просто дымка густого тумана, бесформенная, вертикальная. Это были четкие очерченные движения облачного столпа. И оттуда был Голос.

«И сошёл Господь в облачном столпе, и стал у входа скинии, и позвал Аарона и Мариам, и вышли они оба. И сказал: «Слушайте слова Мои: если бывает у вас пророк Господень, то Я открываюсь ему в видении, во сне говорю с ним; но не так с рабом Моим Моисеем, — он верен во всём доме Моём: устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит; как же вы не убоялись упрекать раба Моего, Моисея?»

Принцип Божьего взаимоотношения с пророками – это видения и сны. Так Он говорит со Своими пророками. «Но Моисей», – говорит Господь, – «это что-то другое». Бог говорит: «Но не так с рабом Моим Моисеем». «Не так»! Не во сне и не в ведении. Моисей не видел снов и не видел видений. Господь четко сказал, что Он так работает с пророками Его: во снах и видениях. Но не с Моисеем. С Моисеем – «устами к устам»! Напрямую, без притч. «Образ Господа он видит»! Кто такой Моисей тогда? Если пророки по-другому Господа знают. Моисей – «верный раб Божий»!

Поэтому у Моисея статус «раба Божьего». Господь говорит: «Он верен во всем Доме Моем». Эта уникальность близости Моисея с Богом, не взирая на жалобы, огрехи в его жизни, «неправильности» его жизни в стане людей, на «горизонтальном уровне» у него было нечто, что было выше всего. Это «верный раб Божий».

Сегодня есть те, кто идет по пятам помазанников, записывают то и то в свою «черную книгу», ждут их падения, просто недоброжелатели, которые следят за ними пристально.

Господь сказал им: «Как же вы не убоялись – упрекать раба Моего, Моисея?!» Ты скажешь: «Ну, как так? Ведь он не прав!» – Это не твое дело!

Смотри за собой. Кто здесь, из вас, наблюдатели, «восхитительно святой»? Вы не заметили, как кобчик проказой покрылся, и она ползет.  И знаете, что происходит? Что надо быстренько остановиться и начать быть верным рабом Господа. Падение произошло публично. Как только облако отошло от скинии, Мариам сразу покрылась проказой, как снегом. Это был плевок Отца. Бог плюнул ей в лицо. Представьте, втроем они становятся, Моисей тоже здесь – он кротчайший человек, Аарон, который возроптал, что со всеми Бог говорит, он был в священнической одежде, которую создал Моисей ему, и Мариам, сестра. И резко, внезапно, она покрывается проказой. Белая, как снег. Удар. В доли секунды – она вся прокаженная от темени до подошвы ноги! Плевок, как слюни. Это серьезно.

Ты скажешь: «Что вы, это не обо мне!!!» «И услышал Бог!», –  вот, что важно. Теперь вы никуда «не денетесь», вы будете отвечать за это. Это будет происходить. Я вам пророчествую. Те. Кто не виновен, выйдут и взлетят, а те, кто попадется, тому будет дан шанс спастись! Вот, это петля спасения. Это Слово сегодня поймало вас. Вы попались! Это сто процентов так, потому что это пророческое Слово.

Падение было публичное – публичное отвержение, публичный позор проказы Божьей. Человек может продолжать служение в проказе Божьей, но Господь показывает. Мы сегодня видим, как люди отваливаются – и отваливается не просто – ушел, – а он в проказе. Мариами и Аароны превращаются в прокаженных. На них ярмо проказы.

И в эти времена нужно идти человеку к человеку, против которого он согрешил. Аарон обратился к Моисею: «Господин мой! не поставь нам в грех, что мы поступили глупо и согрешили; не попусти, чтоб она была как мёртворождённый младенец, у которого, когда он выходит из чрева матери своей, истлела уже половина тела». В эти времена нужно идти к человеку!

И возопил Моисей к Господу, говоря: «Боже, исцели её!» Вот молитва «верного раба». Три слова. Я скажу, что мне приходилось молиться за исцеление людей, которые согрешили, и вот короче молитвы не придумаешь. Иногда меня просят: «Брат, помолись!» Иногда я так и молюсь: «Боже, исцели ее!» Не надо ходатайствовать, часами «стоять в проломе». Просто: «Прости и исцели!» Есть наши часовые ходатайства, но они не работают. А есть просто – элементарно протянуть руку – и сразу приходит жизнь.

«И сказал Господь Моисею: «Если бы отец её плюнул ей в лицо, то не должна ли была бы она стыдиться семь дней? Итак, пусть будет она в заключении семь дней вне стана, а после опять возвратится».

Представьте себе плевок отца в лицо дочери. Я не знаю, испытывал ли это кто-то из вас – дочери или отцы. Но дочери плюнуть в лицо – просто так это не бывает. Особенно, если этот отец праведный, как Бог, и плюет в лицо дочери – это очень серьезно. Слюна исцеляет. Но плевать в лицо дочери – так сделал Бог с Мариамью. Подумайте над уровнем преступления, который Бог оценил. Что Бог так оценил преступление, которое сделала Мариам, что Он плюнул ей в лицо.  Подумайте над этим – насколько ходили с Богом люди.

Сегодня в век бунта и противления мы поносим всех. Туда попадают святые и помазанники, все. Это безумство. Господь показал качество этого греха, его уровень, оценив его плевком.

«И пробыла Мариам в заключении вне стана семь дней, и народ не отправлялся в путь, доколе не возвратилась Мариам».

Я считаю, что сегодня одна из причин застоя церквей – это поношение Божьего движения, всего Божьего. Это неуважение, это отсутствие страха Божьего в отношении святых вещей, Божьего помазания. Я думаю, что сегодня «станы стоят», уменьшаются, проказа покрывает служителей, жен служителей, лидеров, и они отваливаются, прокаженными. И стан стоит. Потому что уста наши, наш рот полон чего-то. Нам нужно сегодня вернуться в кротость Моисея.

Из живущих на земле Моисей был кратчайший. Но самый кроткий был Иисус. «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем», – сказал Христос. Я не думаю, что Моисей был тихим. Возможно, он «рычал» со своих проповедей. Он стирал в прах золотого тельца, он сказал, чтобы они шли и разили мечами отступившего «ближнего своего», были вещи, которые сложно сравнить с кротостью – он ударил в скалу, в гневе, с яростью, –  но то, что касалось его духа, его природы – это был кратчайший человек на земле. В отношении с Богом – кратчайший человек! Так сказал Христос: «Я кроток и смирен сердцем».

Нам нужно выйти сегодня из этого застоя – дождаться очищения Мариами. Мариам сегодня в какой-то степени символизирует церковь, которая злословит то, чего не понимает. Многие общины стоят сегодня вне стана Божьего движения, потому что злословят Божье, не понимая и отвергая его, злословят помазанников, Божьи принципы, не понимая их.

И написано, что народ стоял, не отправляясь в путь, доколе Мариам не возвратилась. Нам нужно выйти из застоя изменением позиции в отношении движения Бога. И войти в эту Божественную кротость Моисея.

Сегодня я провозглашаю, что это было из облачного столпа. Не из огненного, а из облачного. Мы сегодня имеем облако свидетелей – облако! Они будут восхищены на облаке. Облака! Это Божье облако, там слышит не только Бог. Это слышит облако свидетелей.

Стало модно – поносить. Я лично знал человека, который писал книги, собирая компроматы на помазанников. Я читал и думал: «Интересно, как ты будешь падать? Человек уже в вечности, а он пишет компроматы на него». Это страшные вещи! И, действительно, он сам упал «ниже некуда», гораздо ниже, чем те, о которых он писал. Это очень опасно.

Думаю, это стало правилом среди харизматических церквей – злословить помазанников. Этот человек открыл целую дверь – изучает помазанников и пишет о них сплетни. Не делайте этого! Есть «грязные» блогеры, которые ездят даже на кладбища, чтобы поносить… Это ужасные вещи! Это отвратительно. Любой Божий человек, у которого есть кротость Божья, он отвратится от этого.

Пусть Господь дарует нам чистый и светлый дух, чтобы у нас не было сплетен, переноса разговоров в наших церквях. Есть люди, которые знают все, даже находясь на расстоянии. Мы много не знаем, и не потому, что холодные и равнодушные, а потому что не хотим знать. Мы специально сохраняем уровень свободы, чтобы не «лезть человеку под кожу».

Они называют это любовью, но это контроль неисцеленного человека! Это «чесотка», чтобы знать все обо всех: лезет ко всем, чтобы контролировать, манипулировать людьми, «душить» их, называя это любовью.

Мой дух – это освобождающий дух, а не контролирующий. Я могу быть твердым. Но не для того, чтобы контролировать, а высвобождать. Но не называйте чрезмерное внимание на уровне сплетен – заботой. Это не забота – это сплетни!

Пусть Господь очистит нас! Очиститесь! И вы начнете расти, вы начнете цвести, потому что люди, попадая в ваши общины, будут чувствовать свободу, они будут чувствовать дух свободы, а не контроля. Потому что за этой «улыбкой» начинается контроль и удушение людей. Это выставляется за любовь, но это не любовь. Это просто дикая пытка, когда контролируют каждый твой шаг. Я не завидую таким церквям, где люди могут иметь свое мнение, но их потом преследуют, мстят.

Мариам оказалась знамением. Я верю, что сегодня многие застои – из-за того, что мы чрезмерно занимаемся другими вещами, чем то, что нам, действительно, нужно.

Я провозгласил сегодня эти вещи. Мы «закинули петлю Божьего Слова». Господь сказал: «Оставь ее расти до Жатвы», потому что Жатва – кончина века – покажет все.  У Моисея было «верный раб Божий»! И то, что была Ефиоплянка – было ли это хорошо или нет – я не знаю, меня не это интересует. Меня интересует его позиция во Христе, в Боге. А их интересовали погрешности Моисея. Опомнитесь, где мы и в чем мы!

Поделиться в соцсетях