Одиночество, избранное Тобой (часть 2)

Музыканты Давида были воинами, они играли и пророчествовали на инструментах. Давид ставил этих воинов для искусства музыкального поколения, то есть, это было пророческое поклонение. Это то, что мы делаем в этом сезоне — пропеваем пророческое слово. Это и есть пророчество. 

Зачем Елисей призвал гуслиста, когда он должен был дать пророчество Иосафату? 

Ему нужно было вспоможение, усиление. Эта музыка не была легкой, потому что пророчество было грозным. Музыка соответствовала информации из Слова Божьего. Когда гуслист играл, чтобы усилить пророчество, это было тяжело. 

Елисей высвобождал откровение, гармонирующее со стилем  музыки. Это не был worship или Christian pop — это была пророческая музыка. 

О молчании перед Богом. Влюблённые ждут, когда смогут остаться друг с другом наедине. Если есть настоящая любовь — то они обожают быть наедине. Это общение сердец, деление сердцем, разговор, слушание друг друга. Они ценят друг друга. 

То же самое происходит с душой. Когда мы остаёмся одни, мы сразу «выхватываем» испуг, чувство оставленности. Но человек, который понимает космическое одиночество как данность, он может переживать одиночество. Наоборот, для него одиночество — это возможность остаться наедине со своим Возлюбленным, это благо. Он ищет этой тишины, этого места, времени, глубинных отношений с Господом. 

Я призываю вас пройти через чувство испуга, страха Адама, изгнанного из рая, когда он судорожно стал копать землю и сеять семена, чтобы не умереть с голода, вместо того, чтобы сесть прямо у обращающегося меча херувима и никуда не уходить от Господа и ждать прощения. 

Ведь Христос сказал однажды: «…«или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Матфея 26:53). Не знаю. Но если бы Адам остался там, возможно, все пошло бы иначе. 

Вот мы научаемся жить с этим чувством испуга. Мы забиваем свои возможности — остаться один на один с Богом — шумом, суетой, работой, бытом. Это стены, которые мы выстраиваем между собой и Богом. 

Помните, как Мария пришла к гробу Господа Иисуса и осталась там, ей некуда было пойти. У неё не было «планов на жизнь», у неё был один план — не оставлять Господа, быть рядом с Ним. Это настоящий мистик. И она получила великую награду из всех, живших, — она первой увидела воскресшего Христа. 

Он явился ей первой, сказал: «Мария!» И она узнала Своего Учителя. 

Сегодня мы тоже ищем этой силы — уметь остановиться, уметь терпеть. Когда мимо проносится эшелон городских возможностей, уметь сидеть у ног Христа и слушать, что Он скажет, — это важно. 

Можем ли мы с братьями и сёстрами пребывать в таком ожидании? Попробуйте помолчать перед Богом в поклонении. В одном месте Библии написано: «молчите Ему». Танцевать Ему, петь Ему, молиться Ему. Это такая форма поклонения, когда ты можешь все свои чувства, все мысли устремить к Нему. 

Это требует серьёзных навыков и тренировок. Это делается с усилием. Заставить душу замолчать, привести душу в тишину может не каждый. 

Шумы, которые мы создаём, стены, которые мы строим между Ним и нами — все это уводит нас от Господа.

Мы носим маски и играем в «солдатиков-победителей». Для настоящих мистиков не важно, как они выглядят. Но мы так привыкаем играть, что сами уже не понимаем, кто мы. 

Для меня такие разговоры намного слаще, чем религиозные догматы. Мне нравится путешествовать в Духе, а не статически стоять «в правильности». Поэтому мы ищем «своих людей», которое будут понимать «самое лучшее» Господа, «самое сокровенное». 

Иисус был одинок. Посмотрите на одиночество Иоанна Крестителя. Он из темницы просит учеников спросить Иисуса, Тот ли Он, или ожидать другого. Иисус отвечает Ему: «…блажен, кто не соблазнится о Мне». 

Когда Иоанна обезглавили, Иисус остался Один. Меня сильно коснулось одиночество Господа, я был ещё неверующим, когда читал это место Писания. Другими словами, Иисус встал после Иоанна «в очередь на смерть» Первым. Между Голгофой и Иисусом уже никого не было, потому что Иоанн Креститель ушёл в своё место. 

Иисус остался Один. Да, были ученики. Но ты не можешь утешиться в детях.

Ты бережёшь детей от стресса, ты прячешь свои слёзы. Дети не могут быть твоим утешением, они не утешат твой дух. 

Иисус ушёл в истинное одиночество — к Отцу. Там Он утешался. 

Нам нужно научиться сегодня убрать шумы, убрать препятствия между нами и Богом, научиться этому проходу через темный коридор, который христианские мистики называют «темной ночью души». Это процесс, который проходит истинный поклонник, чтобы выйти на свет истинный.

Иисус таким образом прошёл через пустыню. Мы сами стараемся быстро сбросить, пробежать через неё, а ещё берём с собой сопутников, чтобы не было так страшно. 

Иисус же пошел Сам, Один. Дело было в Нем Самом. Иисус Сам остался в пустыне, где к Нему приступил дьявол. Он прошёл через «тёмную ночь души» и приготовил Себя к Голгофскому Кресту — высшему подвигу всего человечества. 

Вот эти пустыни нам нужны. Не надо от них убегать. Мы убегаем от себя, от конечной точки, в которой должны все явиться. В этой жизни мы должны приготовиться к главной встрече с Богом. 

Некоторые думают, что они умрут и станут хорошими. Нет! Если ты был беззаконник, вор, лжец, нечестивый, скверный, — не может быть так, что ты умрешь, и вдруг станешь хорошим. Этого не будет. Ты проснёшься таким же негодяем, которым был при жизни. Смерть не изменяет человека. Она на является средством освящения. Смерть переносит тебя в ответственность за жизнь — чтобы получить по делам своим.  Если нечестивый будет помилован, он будет грешить и в земле правды. Он должен на земле исправить своё состояние перед Богом и приготовиться к вечности. 

Я бы пожелал всем нам, чтобы нас там, за порогом смерти, уже ничего не удивило! Чтобы там было все так, как мы себе и представляли.

Поделиться в соцсетях