Ореховая роща. Господи, веди Твоих героев

Было показано откровение. Это был сундук с сокровищами. В нем были показаны различные украшения и сокровища. Но на дне, ещё глубже, были новые сокровища, которые не были познаны, которые были поданы братьям.

Братья, друзья нашего братства, увещевали нас учить народ о том, что Иисус может вернуться в любой момент. И мы должны быть готовы к встрече с Иисусом. Это очень хорошее наставление. Первые церкви так и ходили – в этом измерении Маранафы. Это было их приветствие, что значит: «Ей, гряди, Господи Иисусе!»

Мы видим сегодня, что подаются новые откровения. И для того, чтобы их принять, нужно мужество. Раньше я не думал, что принятие нового связано с мужеством. Теперь знаю. Трусливый и боязливый человек будет держаться старого. А новое принимают смельчаки.

Сегодня Господь ищет их. Это новое может быть непонятным, не свойственным нам, может, антипатичным, но мы должны открываться.

Я не знаю, нравился ли кому-то Иисус – ученикам, Апостолам… Может, Павел был слишком интеллигентен для остальных учеников, которые были простыми рыбаками. Павел был книжником и фарисеем. Но тем не менее, Павел многим не нравился. Его называли «всесветный возмутитель». Это, конечно, неприятно. Появляется такой человек, и начинается движение в твоей жизни. Если бы сегодня такой человек начал движение к переменам, то в результате мы бы все послушались. Если бы не послушались, – были бы откинуты назад. Вот это делал Павел.

Поэтому очень важно быть открытым для нового откровения, для нового потока, который Господь нам посылает. Нам нужно ещё много вещей превозмочь, пробить и прорваться. Сегодня Господь ищет людей, которые будут тараном. Есть вещи, которые мы должны взять. Есть двери, в которые нам нужно зайти. Это тоже не просто. Эта дверь неизвестна. Ты начинаешь прорабатывать, как ты можешь зайти. Следующий этап – ты сам становишься этой дверью. Ты ещё не можешь показать спелые плоды, но ты зовёшь в эту дверь других. Ты сам становишься дверью, потихоньку превращаешься в дверь. Потом ещё есть уровень: когда ты делаешь людей – дверями. Ты наделяешь их становиться дверями. Это Божественно. Это то, что делал Господь и Апостолы.

Я не хочу слушать просто проповеди, я хочу получать сдвиги. И сейчас это происходит – с нашим закоснелым, лживым мышлением. Честный человек начинает двигать себя. На что ты способен в этом мире. Где тот порог, который ты видишь и тебе надо переступить?

Мне нравится одна молитва: «Господи, веди Твоих героев!» Но глядя на современную церковь, я понимаю, что это мало, к кому относится. Ты слушаешь их речь, их ментальность, их мотивацию и понимаешь, что это – подобно обслуживающему персоналу. Среди них мало героев, которые смогут возглавить движения, которые готовы стать дверями для входа народов.

Есть обещание, что ты «станешь возобновителем путей для населения», «восстановителем руин истории». Есть много лживой истории. И нам нужно открыть то, что является истинным откровением.

Сегодня Бог ищет тех людей, которые будут ответом на такую молитву. О ком это говорится? Могу ли я стать ответом на эту молитву? Я думаю, и да, и нет. Зависит и от меня также.

Когда пророк молится: «Веди своих героев», значит, он даёт нам надежду. Когда Иисус сказал: «Обмакивающий кусок со Мной в чашу, тот предаст Меня!», – значит, Он давал надежду – остановиться. Нужно было что-то сделать с собой. Это было время. Он растягивал время. И когда Иуда обмакнул кусок – просто нагло – что у него было в голове?! Он протянул руку и обмакнул свой кусок прямо при всех и стал жевать! И с этим куском вошёл в него сатана, и тогда сказал ему Господь: «Что делаешь, иди и делай быстрее!»

Сегодня Господь даёт нам возможность – стать этими героями. Это послание очень серьёзное. Где ты находишься в этой молитве?

Когда ты стоишь в Тибете своими ногами, и тебя никто туда не посылал, кроме Невидимого голоса – ты начинаешь соображать в этой жизни что-то. Когда ты стоишь своими ногами в Северной Корее, когда никто не посылал, – то начинает что-то сдвигаться в твоих мозгах.

Когда ты стоишь в Афганистане, и тебя пастор туда не посылал, нет, ты прорывался, залазил, как уж, в узкую щель, – потом только ты прокручиваешь это и оцениваешь. Я начал жизнь понимать по-другому.

Какое наше место в этой молитве? Это про меня? Как Бог оценивает меня? Не надо кричать, – надо быть. «Все через Него начало быть, что начало быть».

Как Бог называет нашу семью? Я хочу в этой келье иметь свою маленькую келью, свою маленькую колыбель или маленькую пещеру, где я тоже буду иметь своё место.

Господи, веди Своих героев!

Подумайте над этим. Это слова пророка, но это сердце Бога. Значит, Он дает нам время, дает нам шанс. Он увеличивает меру возможностей. И сегодня Он ждет, чтобы мы зашли  в колыбель Божьих героев.

Моисей лежал в корзинке, которую его мать спустила в реку, желая спасти свое дитя. Корзинка была обмазана глиной, чтобы не протекала вода. Это дитя было прекрасно. Но эта не та красота, которую видят матери. Это был Божественный, Мессианский свет. Это был ветхозаветный Мессия, он вывел народ. Мать поняла, что этого ребенка надо спасать. Началась облава на младенцев, и все, что могла сделать его мать, – обмазать корзинку глиной и отпустить по течению Нила. Она не спасала свою жизнь. Она спасла жизнь младенца. Это была ее вера. Она отправила его туда, где, как она знала, обычно купалась семья фараона. Это была Ангельская работа, потому что дочь фараона пришла  в купель именно в тот момент. Она увидела плывущую корзинку, приказала достать ее. Это было чудо – там лежал младенец! Это был абсолютно промысел Божий. Это младенец был под абсолютной полной защитой. Дочь фараона увидела, что дитя прекрасно и забрала его к себе. Какая красота! Они стали искать кормилицу, и девочка Мариамь сказала, что она знает одну кормилицу. И вот мать Моисея: «Я кормилица!» Моисея забирают в дом фараона, и все, промысел пошел.

Вот тут как раз эта точка, когда тебе нужно проявить героизм. Здесь как раз ты и должен становиться героем, когда ты становишься на трамплин воли Божьей. Поэтому, чтобы принять пророчество, новое измерение, нужно мужество. Чтобы сталкиваться с небесным, нужно мужество. Трус не может ходить в небесном. Когда я раньше сталкивался с людьми, то не понимал, почему многие люди не могут держать небесное измерение в голове. Вроде, понимают, но не могут удержать. Потому что мужества не хватает им! Потому что с людьми, с плотскими будет конфликт. Тебе нужно будет держаться этого, но ты будешь странным, ты не сможешь людям угождать. Ты не привык быть в оппозиции, ты привык угождать людям, ты такой добрый, все тебя любят. Это серьезная проблема. Ты не двигаешься в измерении Духа, потому что ты – «классный»! Как человек духовный может быть «классным»? Только для определенного рода людей – плотских людей.

Плотской всегда будет гнать духовного. Не может быть, чтобы тебя все любили, и ты бы угождал Богу. Так быть не может. Потому что так не было у Иисуса. Иисус так не умел делать. Его распяли и убили. Павел тоже не научился – быть «классным» для всех. Церкви не любили его, коринфяне отвергали… Эти люди согласились «пробивать стены». Помазание Иосифа уже начиналось тогда, когда он «прошибал стены».

И вот здесь начинается героизм – уже тогда, когда он заходит в дом фараона,– ему доступно все. Но однажды та тоска в нем, которая была непоборима, выплеснулась в защите одного еврея, он убил египтянина. Это не было случайностью, это был промысел Божий. Что-то поднялось в нем, и это проявилось – наконец-то Моисей восстал! Наконец-то Моисей начался! И он убегает в Мадиамскую землю. Это тоже сильный поступок. Он не просто пошел жить там – женился, стал пастухом, уходил в скалы, где однажды его встретил куст, горящий огнем. Моисей стал расти как герой. Я вижу в каждом его шаге его духовный рост. Обстоятельства не так важны. Ты можешь быть «привязан» к чему-то, но ты не можешь сетовать на них, что они не позволяют тебе стать героем. Это неправда! Внутреннее путешествие не имеет ограничений. Ты можешь стать героем – можешь стать мистиком, аскетом поста и молитвы, даже если ты многодетный отец или мать. Героем может быть каждый из нас.

Сегодня Господь в это нас призывает. Потому что мы должны прорываться. Быть чистым от конкуренции, зависти и зайти в славу – требует большого мужества! Почему многие из нас не видят славы? – Потому что она страшная! Это ужасно – остаться в темноте Бога между скал. Этот ужас, потому что Бог ходит со смертью. Невозможно Его увидеть – и остаться в живых. Бог убивает! Он встретился с Моисеем, чтобы убить его в темноте. Если бы Сепфора не бросила край обрезания своего сына к ногам Ангела, то он убил бы Моисея. Но Бог убил его – Он взял Моисея на гору, чтобы убить. Он забрал его жизнь. Стана не смог забрать его тело. С каждым шагом Моисей поднимался в это призвание – стать героем. «Господи, веди Своих героев!» – там также Моисей. Это не была абсолютная благодать, что Господь ввел его в транс, и Моисей стал героем. Каждый его шаг должен был быть решением.

Это внутреннее решение, внутренне созерцание, внутреннее паломничество – от гусеницы – в камень – это делаем мы с вами. Господь говорит, что ты станешь «молотилом зубчатым» – но в гусенице в ней нет структуры, нет позвонков, нет костей – нет ничего, из-за чего можно сделать эту структуру твердой. Но это принимает Бога, каменеет, потому что Бог есть Камень. Оно ест песок, укрепляет друг друга, формируется твердость мышления, твердость духа, и человек становится дробильным инструментом. Иаков малолюден, но шаг за шагом становится дробильным орудием.

Если сегодня была бы одна десятая героев – мы бы перевернули мир. Есть уже та платформа, с которой мы можем начать. Мы можем с чего-то начать. Мы слышим откровение. Сердце наше горит, значит, есть, что есть огню, значит есть этот материал, который поедает огонь, значит есть, на что встать, если это угли.

Я не буду упрашивать и доказывать, потому что это унизительно. Бог повелевает. Я не хочу быть глашатаем для «попрошаек». Мой Царь приказывает, и я передаю Его приказы. Я не буду вас упрашивать и не буду унижаться, потому что я – Его посол. Я буду вести себя, как Он. Господь царствует, Он Владыка царей земных!

Поэтому есть сокровища, которые находятся на самом дне. Мы еще не знали их. Мы должны к ним прийти. Господь питает нас новыми вещами, Он открывает новые откровения. Это то, что мы здесь переживаем. Я хочу пожелать всем нам войти в это. Господи, веди Своих героев! Я хочу быть частью этого! Я хочу, чтобы так пророк молился за меня!

Давайте, братья и сестры! Но это не так – просто сказать: «Аминь!» Это когда ты пошел делиться, когда все молчат, пошел, чтобы сделать то, что никто не станет делать, тебе все равно, что происходит, ты стискиваешь зубы и идешь, тебе все равно, что думают о тебе. Начинается время, когда Господь начинает это чтить. Не сразу, но приходит Его благоволение. Ты начинаешь видеть каплю за каплей, что Господь Свое благоволение умножает для тебя. Его благоволение растет. Знамением будет народ, то, что ты делаешь с ним. В этом будет знак благоволения.

«В Свой сад ушел Возлюбленный, к благоухающим цветникам…». Как интересно! Почему Господь любит красоту? Мы порой с вами после покаяния вообще не работаем – не над этикой, не над эстетикой. У меня все поднимается против, когда я вижу, как люди деградируют. Мы должны цвести с вами. Мы должны развиваться, утончаться, а не грубеть. Он любит жить среди красивых вещей. Он любит цветники благоухающие. Это наш Господь Иисус Христос. Вы понимаете, что это не про цветы буквально говорится, но и про всю красоту, которая есть на планете. Он ушел отдыхать в сады, чтобы набраться сил, и там насладиться лилиями. Он любит находиться среди невест. Они готовятся к браку, только глупышка не готовится к браку. Потому что апогей подготовки у невесты – во время подготовки к браку – она максимально старается стать красивой, она убирает все изъяны. Господу это нравится! Как Господь наслаждался лилиями, ходя среди них? Может, он нюхал, ходил среди них, восхищался, трогал, может, лежал и засыпал среди них?

«Я принадлежу Возлюбленному моему, – а Он – мне!», – они созданы друг для друга. Они не могут не совпадать, они так созданы – друг для друга. Он – Тот, Кто находится среди лилий. А кто она – эта молодая женщина – сияющая, как заря? Она прекрасна, как заря, лучезарна, как солнце, она сияет. Вот заря, начинает блистать, роса отражает этот свет. Сияние зари! Какие слова Он говорит! Почему мы сегодня тогда пребываем в такой грубости, такой бедности языка? Вместо того чтобы возвышаться, мы откатываемся все дальше.

Зачем ты смотришь по сторонам? Смотри внутрь. Что тебе плохие примеры? Ты лучше возьми высокие примеры. Господи, веди Твоих героев!

Он говорит ей: «Ты сияющая луна!» Как это? – Это светило, чтобы светить ночью, чтобы давать откровение путникам, заблудившимся в пути. Он берет весь контекст, и тогда оно становится прекрасным. Потому что двери за дверями – луна открывает себя. Это Божественная поэзия, и нам нужно быть людьми, которые привержены ей.

Ты скажешь, что ты сильно простой. Но дело не в этом, можно быть простым и мудрым. Я не думаю, что профессор – человек умный, образованный – да, но не умный, информированный, но не мудрый.

Прекрасная, как Луна. Свет ночи. Лучезарна, словно солнце. Восхитительна, как звезды на небесах. Я ищу героев сегодня, для них служу этим словом!

«Я вошла в ореховую рощу, взглянуть на фрукты долины, посмотреть, зацвели ли виноградник, есть ли цветы на гранатовых деревьях»… Послушайте: видели ли вы, как растет дикий орешник? Орех – это и масло, и растительное мясо. Это очень сильная вещь. И она заходит в ореховую рощу, чтобы увидеть виноградник. Не потому, что он растет в ореховой роще, а потому что с ореховой рощи можно увидеть истинное положение виноградника. Она говорит: «Я зашла в ореховую рощу, чтобы посмотреть, зацвел ли виноградник». Есть ли цветы на гранатовых деревьях – это видно только из ореховой рощи. Ты должен найти ореховую рощу, чтобы оценить виноградник и гранатовые деревья. Оттуда видно все. Это место – место твоей славы, место твоего посещения, место твоих интимных встреч с Господом. Это место твоей тайны, место твоего глубочайшего сакрального интеллекта, место, где твое «я» максимально обнажено. Это ореховая роща.

Видите, какая книга!

«Радость переполнила меня, когда царь пригласил меня в свою колесницу!» Царь протянул свою руку и взял ее свою колесницу. Они понеслись. Колесница – это судьба. Судьба с царем! Это невеста, Суламита, символизирует нас с вами, нам нужен Царь! И Он не пригласил просто в Дом, Он пригласил в колесницу – в путь судьбы. Ты стоял у дороги, проезжала колесница, ты просил остановиться – и она остановилась, потому что ты умолял, ты пришел на эту дорогу ради нее. Царь простер свою руку – может, тебя кто-то пригласил в церковь – это была рука Господа, ты ничего не сделал для этого. Может быть, эта рука была рукой какого-то человека, который говорил тебе о Боге, она была грязной, или с уст его срывались неправильные слова – ну и что, просто Он протянул руку, взяв такую перчатку. Он решил взять тебя в колесницу, где будет совершена твоя судьба. Колесница начинает нестись, сначала слышно стук колес, а потом уже и по воздуху, и ты несешься с великой скоростью.

Я хочу иметь маленькое место на этой горе героев. Я не могу найти отождествление с таким же народом в церкви – я не могу найти тех, о ком эта молитва. Но эти люди есть, и к ним надо говорить. Господь зовет: «Много званных, но мало избранных». Вам решать, избраны ли вы. Я буду избран, и я уже избран – я буду это говорить и свободно вещать. Я знаю, что навлекаю на себя – но я буду говорить, потому что это истина. Иисус говорил: «Я есть Сын Божий». Он бы мог играть смирение, но это было бы трусостью. Но Он должен был сказать, кто Он есть. И мы должны говорить, кто мы есть.

Господь , возьми нас в Свою колесницу! Кто-то выпал из нее, кто-то еще не зашел или зашел не туда. Колесница ведет тебя к дивной судьбе. Это будет креативное пророческое творчество. Будет ткаться судьба, а не просто сценки или песни в церкви. Он является Художником нашей судьбы.

Нужно освободиться от страха Самого Бога. Страх Господень – это другие вещи. Мы иногда боимся Самого Бога, но это неправильно. Он хочет, чтобы мы имели страх Господень, но не хочет, чтобы мы боялись испугом язычников. Страх Господень, если мы понимаем его примитивно, – это страх строгости. Бог не хочет, чтобы Его ребенок – Его боялся. Его дети не испуганы, они благоговеют. Они не заряжены, не зомбированы, они обожают. Они наслаждаются и собой, и Им.

А как вам такое – «Бог за нас!» Бог за Свой народ. В семье защищают друг друга. Самая страшная ложь – что Бог бросает нас. Если мы так понимаем Бога, то мы ничего не знаем о Боге. Как Он может бросить нас? Если даже мы отрекаемся, Он остается верен. «Потому что Себя отречься не может» – что это значит? – Он в завете, в клятве, клятвенном договоре. Ты идешь за Ним, как Он может отвернуться от тебя? А если Он за нас, то кто против нас? 

Иисус на стороне Своих братьев. Поэтому будем расти в благости Божьей. Если мы не верим, что Бог с нами, то как мы будем расти, где мы будем черпать доброту? Тебе нужен источник. Если ты не получаешь доброту Бога, то как ты будешь давать? Он благ – и вы подключайтесь к благости.

Современная церковь сегодня проповедует успех, процветание, исцеление, рост, благословение, счастье – все, что касается преуспевания. Мистики ранней церкви имели другие темы, особенно если вы будете читать «китов», которые повлияли на теологию, имели мистический опыт, видели явления Ангелов, сверхъестественные движения, перемещения, – то, чем должны жить люди Божьи. Их интересовало пробуждение, очищение, освящение. Например, такая тема, как «темная ночь души» – это целый пласт работ, переживаний, целый сезон наблюдений, десятилетия написания трудов – кто есть человек, что в нем есть темная сторона даже после принятия спасения. Это интересовало мистиков, они боролись с этим, они рисковали всем – даже своим спасением, уходя в глубины колодцев с чудовищами, чтобы вынести оттуда жемчуг. Это герои, и Господь ведет таких героев, как Савонарола, Святой Патрик, Августин или Игнатий. Они выдают нам невероятный опыт переживаний, которые открывают невероятные сокровища. Как нам было дано откровение, что сокровища – рубины, сапфиры – были взяты из кишков чудовищных рыб – они были взяты от святых, которые нам их передали – из облака свидетелей. Это не просто ящик золота. Каждое сокровище имеет свою историю. И свой временной период в человеческой истории. У нас не узкий срез – мы находимся под дыханием вечности.

Если бы сейчас я оказался в средних веках, то наверняка бы нашел общий язык с монахами. Если я знаю Иисуса, мы говорили бы с ними на одном языке. Но сегодня мы не можем найти общий язык с пастырями других деноминаций. Потому что другие цели. Мы настолько далеки, будто я встретил инопланетянина. Время ничто, но позиция, в которой мы находимся в отношении царской колесницы, – это важнее.

Мистиков ранней церкви интересовал активный союз со Христом, единение с Ним. Это вызывает в тебе активацию, ты начинаешь двигаться. Их интересовало возращение к истокам. И мы с вами на этом пути. Эти истоки не сзади, они не в прошлом, они наверху. Активный союз со Христом обозначает, кто мы о Христе. Мы должны знать, кто мы с вами, братья и сестры. Активный союз означает, что мы можем делать, что мы способны творить, имея Его могущественную силу в нас. Активный союз – свобода любить друг друга. Выражать любовь без меры. Свобода любить – это одно понятие. Свобода и есть любовь, а любовь – свобода. Свобода любить без меры, без ограничений. До какой степени ты можешь любить? – Душу свою положить! Выше этого нет степени – отдать жизнь свою за любовь. Это все, что может сделать земной человек – отдать себя всего.

Поклонение – как выражение высшей свободы жизни. Активный союз со Христом – как выражение высшей свободы в жизни. Поклонники! Ты ходишь по этой планете как поклонник. Ты движешься в этой эре, в этой эпохе как в высшей форме жизни – поклонник в Духе и истине.

Сегодня наступило время «Осанны». Я пережил глубоко это откровение. Как контролируемый транс – это как в кинематографе мелькает – смерть и воскресение. «Осанна» не во рту, не из головы идет, она внутри меня живет, как мой гений. Если есть во мне гений, – а многие художники говорят, что он подобен птице или Ангелу сердца (так они выражают свои мысли, интуитивно говоря, потому что внутри них живет этот сияющий Кристалл), – то это моя «Осанна»! Мне нужно отдать Ему мою «Осанну»! Я никогда не понимал, что такое «Осанна». Мы чаще поем: «Аллилуйя!» Это высшая форма хвалы. Но «Осанна» чаще связана с возвращением. Они воспевали: «Благословен Грядущий во Имя Господне!» Это младенцы делали – они пророчествовали, они не знали теологию, они звали Жениха. Невеста зовет Его! Откровение «Осанны» – невероятной силы!

Помню, когда мы пели ее на ночи молитвы – все во мне перевернулось, я вышел оттуда другим человеком. Я понял, что моя «Осанна» – это самое гениальное, самое чистое, самое прекрасное, что есть во мне, самое Архангельское! Мы можем отдать «Осанну» Ему!

Когда я стал отдавать «Осанну» Ему, я понял, что возвращаю Ему – Его. Я соединяюсь с Ним.  Как прекрасно – носить в себе свою «Осанну»! Это больше, чем слова. Это измерение пришло. Давайте будем отдавать свою «Осанну». Это Его «Осанна».

В этой проповеди нет классической формы, это река, я просто вычерпываю из нее сокровища, мы заглядываем в этом сундук и отдаем эти сокровища. Мы говорили из Песни песней и из Откровения. Мы заходим в эти тайны, и не топчем цветы. Мы возляжем среди лилий и тихо уснем, чтобы проснуться новым человеком.

Поделиться в соцсетях