Сокровища из сумы паломника

Послушаем музыку нашей земли. Вслушаемся в ритм поколений. 

Некоторые мысли для созерцания. 

Невидимая мистическая жизнь. 

Иногда мы думаем, что очень рьяно служить и трудиться — это называется Апостольские труды. 

Мистик и паломник Духа иногда ближе к сердцевине церкви, находясь в созерцании. Но видимый труд есть, он составляет жизнь и единство, это хорошо. Но есть также невидимый духовный труд. Это те, кто посвящает себя жизни в Духе и молитве. Это путешествие — труд духовного человека. Как однажды мне сказал наш брат-узник: «Твоя главная задача — быть пред Ним». 

Сегодня есть большая нужда в паломниках — в этой невидимой духовной жизни. Паломник, мистик идёт к сердцевине церкви. Ты не подойдёшь к сердцевине, если только совершаешь Апостольский труд, с головой уходишь в работу. Ты должен внутренне простираться к сердцу Невесты. 

Есть ложное усердие — когда мы «ревностно» служим. Но что, по-вашему, терпеливо слушать и ожидать Святого Духа и собственную совесть? 

Если мы примем эту составляющую — внутреннего человека — гармонирующую с внешним, мы войдём в новую «серьезность», и противопоставим ложному усердию — подлинную любовь. 

От бегства, шума и неразберихи — в любовь! 

Почему многие пилигримы духа хорошо знают пороки людей? Потому что они познали сначала самих себя. Их внутреннее знание себя выше среднего. Они постигают ближнего через себя. Они не сравнивают себя с ними, но есть проникновение в Адама, понимание его. А все мы — дети Адама. И он не стыдится греха, он говорит о нем проще и свободнее тех святых, которые ещё не освободились от греха и говорят потому о нем со стыдом. Паломник духа, освободившись от греха, не стыдится говорить о нем, потому что он ему больше не принадлежит. Он поднялся над ним. Вопрос не в том, что ты оставляешь грех — ты ходишь над грехом. Ты не ходишь среди пеших, ты паришь, ты недостижим. Поэтому любовь против ложной суеты. 

Пилигрим несёт в целительное молчание пустыни — в нищету, в неизвестность, в непонимание другими, чтобы получить сострадание. Им движет не желание скрыться от ран, а сострадание и преданность человечеству. Там, в пустыне, он отыскивает сострадание. Внутри себя самого он исцеляет мир: находя в себе путь победы над грехом, побеждая в себе толщи демонических слоев, он исцеляет мир, повторяя путь Миссии. 

Как Иисус был поднят над землей, мистик поднимается над ней, чтобы сораспяться со Христом, и снова, и снова исцеляет мир внутри самого себя. 

Поэтому он не боится говорить о грехе и не судит с яростью. Он успокоился. Он погружается в святость Божью. 

Господи, дай нам преодолеть эту силу притяжения, подняться над законом, войти в славу сынов воскресения, в закон жизни и Духа, закон свободы! 

У нас есть большая привилегия  — течь в момент времени, то есть, прошлого уже нет, будущее ещё не настало. Мы привилегированные люди. Мы идём в точке времени на грани прошлого и будущего. Это точка реальности. 

Поэтому я — человек не планеты, но космоса. Я не принадлежу этому миру. Я живу в нем телом, это дар Божий, мое тело — храм Божий, но тот, кто внутри —  это мое подлинное «я». И я могу находиться там в истерике, панике, а могу пребывать в хороших взаимоотношениях с кораблем, зная его данные. Я знаю, откуда я. Ту точку «А», из которой вышел. Это дальше, чем эмбрион во чреве матери. Я человек космический, не планетарный. 

Чтобы быть планетарным, надо посетить множество мест. А вот космическим — можно, потому что твои миры — твои сферы, твои главные книги откровения, ты можешь путешествовать по ним. 

Молчание — очень важно. Речь паломника осмысленна. Иногда необходимо молчание, пауза, которое отделяет слово от слова. Пауза — это не молчание и не пустота. Если ты молчишь, это не значит, что ты — враг речи. Паузы в наши времена очень важны. Говорите медленно. Цените слова. Пусть найдёт наше сердце паузу, чтобы пробежать большой марафон. 

Мне кажется, Адам за всю свою жизнь сказал меньше слов, чем мы с вами. Речь нужно давать после молчания, тогда наши слова обретут большую силу. Кто-то сказал, что ты не сможешь донести Божье Слово, если сначала не помолчишь, его впитывая.

Кто-то сказал, что не начинайте молиться за исцеление, пока не почувствуете сострадание. Потому что Бог через вас подаёт Духа. Пустимся в сострадание. Это одно из проявлений любви. 

Наша семья находит свою дорогу. Каким-то чутьём мы находим путём. Нам нужно идти путём сердца. Мы просто живем с братьями и сёстрами. Это больше, чем слова — созерцать жизнь, чтобы быть. 

Мы проводим нашу жизнь в суете, но настаёт время, когда одиночество зовёт тебя. Значит, настало время уходить. Тебе страшно. Но нужно идти. Потому что иначе ты станешь поверхностным. Ты станешь пресным, неинтересным. Ты будешь информирован, но пуст. 

Интересно, что эта госпожа сама избирает своих. Если вас влечёт — значит, ты «приглянулся» ей. Эти люди «пойманные». Крушатся иллюзии, и они видят реальный мир. 

Бог тоже одинок в каком-то роде. Но это не то одиночество, которое тягостно. Это сладость. Что это значит? Я могу порассуждать об одиночестве Христа. 

Должна быть мера выстраданного. Но если она изберёт тебя — надо принять. Насколько ты можешь принять в своей нищете. 

Что ты можешь дать? — Ничего. У тебя ничего нет, даже плоть наша — это прах, который станет пылью. Мы нищие. И ими и надо быть! Это реальность! 

Это тонкая дорога — найти путь к блаженству — когда то, что ты имеешь, — этого достаточно. Внутренний мир твой цветёт — и тебе хватает. Ты забредаешь в какие-то места, и там может быть враждебно, но это нормально. Доверься и иди дальше. Иногда ты будешь оставаться один, иногда — терять путь. 

Нищета, пустота, бессмысленность — начинают обретать осмысление. Потому что с ладони Его ты никуда не уходил. 

Иисус зовёт тебя быть нищим. Как хорошо! Какое наслаждение! Согласиться со своей нищетой. Тебе не за что держаться. Это все — не твоё. И нечего бояться потерять! Ты свободен! Нищий не боится, что его обворуют, и это свобода. Иисус призывает нас в нищету! 

Мы ищем неизведанный край. Мы чужаки, скитальцы, мы повиновались призыву, чтобы мучительно искать свою дорогу в края невиданные, родные, наши. 

Это хороший огонь. Такие люди спасут церковь. Мистики и паломники. Это люди космоса. Они приняли дух вселенского страдания. Их не огорчат люди. Они уже в ранах Христа, они взяли на себя самую большую боль. Они обнищали ради Него. 

Они идут в небесную страну. Это не люди века. Не важно, сколько лет прошло от Христа. Важно, что Дух животворящий с нами.

Поделиться в соцсетях